На главную   Обратная связь
   


 
  О журнале     Архив номеров     Сделать стартовой   Добавить в избранное  
Забыли пароль?   Регистрация
 



  Поиск по сайту


НА ГЛАВНУЮ

ДЕЛОВЫЕ НОВОСТИ

НОВОСТИ КОМПАНИЙ

ЖУРНАЛЫ

ЭКСПЕРТЫ

ТОП-ПЕРСОНЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ

КАПИТАНЫ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

ДЕЛОВОЙ КЛУБ УП

РЕГЛАМЕНТЫ УП

ВИДЕОЖУРНАЛ

НАШИ ПАРТНЕРЫ

КОНТАКТЫ

АНОНСЫ




Подпишитесь на рассылку
Адрес e-mail:

 

Ознакомительная подписка на журнал управление персоналом

Яндекс.Погода



Журнал "Управление персоналом" N25 2016 год





Патриотизм — это идея, которая сплотит Россию, поможет преодолеть трудности и станет основой нового общества


Автор:

Как бы вы могли кратко охарактеризовать современную экономическую и социально-политическую обстановку в стране?

- Если коротко — очень сложная и имеющая угрожающую тенденцию развития. Начнем с экономики.

Я как экономист-исследователь всегда начинаю изучение любой ситуации с анализа экономической обстановки. Недавно мы на генеральном совете «Деловой России» встречались с Министром экономического развития РФ А.В. Улюкаевым, и он полтора часа рассказывал нам о том, что у нас все хорошо, что производство начало расти, а бизнес становится все более активным. Но вот на Санкт-Петербургском экономическом форуме, как я узнал из бегущей строки на одном из федеральных каналов, тот же Улюкаев объявил, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года майские показатели ВВП в России уменьшились на 1,8%. Из чего следует, что свое мнение нужно основывать не на высказываниях политиков и чиновников, а на данных статистики и прежде всего на собственных впечатлениях от происходящего. 

Я живу в Москве, но и здесь не вижу оснований говорить, что бизнес ожил. Хотя в Москве, на мой взгляд, работает наиболее активная часть населения нашей страны, тут больше денег, больше возможностей, больше людей, которые стекаются сюда со всей России, чтобы найти применение своим талантам. Недавно мне удалось проехать по ряду областей Центральной России и Поволжья. В Рязани, в Пензе, в Ульяновске я встречался и общался с разными людьми, начиная от заместителя губернатора и заканчивая директорами предприятий, учителями, рабочими, пенсионерами. Сразу бросается в глаза такая закономерность: чем ближе человек к власти, тем более он оптимистичен; чем ниже человек стоит на социальной лестнице, тем хуже его настрой, так как ему приходится сталкиваться с суровыми реалиями жизни. Так вот, на мой взгляд, экономическая ситуация у нас плохая, есть устойчивая тенденция к падению ВВП, многие предприятия закрываются или находятся на грани закрытия, сокращается персонал. В ближайшие годы эта ситуация вряд ли изменится, если не предпринять неотложных действенных мер, на которые нынешняя власть не способна.

Если говорить о социально-политической обстановке, то она, как и всегда, является зеркальным отражением экономической ситуации в стране. В нулевые, так называемые тучные нефтяные годы, нам с гордостью сообщали, что ВВП постоянно растет и скоро удвоится, неуклонно растет капитализация предприятий и вообще жить становится лучше и веселее. Сейчас эти разговоры утихли, потому что говорить об успехах в нынешней ситуации было бы просто издевательством над людьми. Правда, при этом количество праздников и различных увеселительных мероприятий не уменьшается. Мне грустно смотреть, когда на грязных улицах устраивают развлечения и пытаются безработных и малообеспеченных людей убедить, что они счастливы, отвлечь их от проблем и забот. Однако политика «хлеба и зрелищ» не работает, и настроение у людей не радужное, а в удаленных от Москвы регионах особенно.

Самые неотложные меры нужны для поддержки наименее социально-защищенных людей — пенсионеров и детей.

Приведу пример. Как мне сказали, в Ульяновской области средний размер пенсии составляет 9 тысяч рублей в месяц. Кажется, не так уж и мало. Но это только кажется. Предположим, пенсионер имеет трехкомнатную квартиру, которую когда-то получал на семью. А сегодня нередки случаи, когда он остался один: дети разъехались, супруга (супруг) умерла.

Содержание трехкомнатной квартиры в Ульяновске, как я узнал, обходится в 6-7 тысяч рублей в месяц. Нетрудно посчитать, что на все остальные расходы пенсионеру остается 2-3 тысячи рублей! Бедные, а порой и голодающие старики — позор нашей власти, всей нашей страны. Я считаю, что самая маленькая пенсия по старости в России должна быть не меньше двух прожиточных минимумов (сейчас он составляет 7,5 тысяч рублей), т.е. 15 тысяч рублей в месяц.

Наши правые экономисты — Дворкович, Улюкаев, Силуанов и т.д. и председатель Пенсионного фонда Дроздов могут возразить: «Где взять деньги? Их ведь и на нынешние пенсии не хватает». Безусловно, он лукавит. Первый источник — это сам Пенсионный фонд России. Сидя в прекрасных помещениях (особенно руководители), получая неплохие (а руководители – огромные!) зарплаты, добрая половина работников фонда (около 100 тысяч человек) выполняют работу по сбору ежемесячных отчетов перед ПФР (неизвестно кому нужных), которую, как подсчитали в ФНС, готовы выполнить всего 5 тысяч (в 20 раз меньше!) их сотрудников. Сократив армию, мы не только разгрузили бы бюджет фонда от их зарплат и расходов на содержание занимаемых ими помещений (+ Интернет, телефоны, канцелярские принадлежности и многое другое), но и вовлекли бы в процессы производства и услуг тысячи новых специалистов, которые, если следовать логике К. Маркса, прокормили бы не только самих себя, но и как минимум еще столько же неработающих.

Правда, правящая партия при этом потеряет целую армию пока преданных ей людей, но это уже политика, а не экономика.

Что же касается детских пособий, то это уже за пределами любой логики. Каких мы собираемся вырастить достойных граждан — патриотов России, если государство выделяет на их содержание по 200 рублей в месяц? О такой замечательной демократичной политике мне с грустью говорили мой товарищ — отец троих детей из г. Ульяновска и жена двоюродного брата из г. Пензы, у которой две девочки. Полагаю, что детское пособие не должно быть меньше 7500 рублей в месяц (на то он и минимум) на одного ребенка. Тогда и с демографией быстро наладится, да и дети сразу поймут, что они должны любить свою страну не только за ее великую историю и национальные природные богатства (о них я скажу позже), но и за то, что государство заботится о них как о родных, а не пасынках.

Коль уж зашла речь о детях, не могу обойти вниманием и заработную плату. Особенно возмущает понятие средней зарплаты. На память сразу приходит: «Ты ешь мясо, ты ешь кашу, а в среднем вы едите голубцы!»

На моей малой родине в Ульяновской области руководство часто с гордостью сообщает, что средняя заработная плата составляет 26 тысяч рублей в месяц. Наверное, кто-то, например депутаты законодательного собрания или сотрудники областной администрации усмехнутся над этими цифрами, ведь они-то получают по 100 000 рублей и больше. Но вот сотрудники Управления федеральной службы судебных приставов, а это сильные люди с высшим юридическим или экономическим образованием, получают 18-20 тысяч рублей в месяц (редко больше — это если премия перепадает). А ведь работа у них очень непростая, с ненормированным рабочим днем, а иногда и с реальным риском для жизни. Мы с моими коллегами — членами Общественного совета при Федеральной службе судебных приставов — неоднократно выходили в Правительство РФ с предложениями поднять заработную плату всем сотрудникам (всегда следовал ответ, что в бюджете на эти цели денег не выделено) или хотя бы дать возможность стимулировать работу лучших сотрудников из исполнительного сбора, взысканного с должников дополнительно к сумме, указанной в исполнительном листе (в настоящее время, как нам говорят, прорабатывается).

Я знаю, что и в других сферах и областях, особенно на селе, ситуация не лучше. Предупреждают, что будет еще труднее, но предлагают держаться! Естественно, что это не может не вызывать критики власти народом. Многие люди жить так больше не хотят. Они хотят за свою хорошую работу получать хорошую заработную плату, жить в хороших условиях, спокойно ходить по улицам своих городов и сел, не боясь, что на них кто-то нападет…

2. Что на ваш взгляд нужно сделать в экономике прежде всего?

- Прежде всего необходимо отказаться от либерального курса в экономике и создать новую экономическую систему в стране.

Правые в экономике, к числу которых в разной степени отношу Улюкаева, Кудрина, Чубайса, Дворковича в той или иной степени уже продемонстрировали свою научную и практическую несостоятельность. Однако именно они по неизвестным большинству гражданам России причинам по-прежнему целенаправленно ведут нашу экономику — к гибели, олигархов — к еще большему обогащению, а большинство населения — к обнищанию.

После отстранения от управления нашей экономикой этих одиозных, обанкротившихся «птенцов гнезда Гайдара» можно будет перевести в практическую плоскость вопрос, который уже много лет поднимают различные политические партии, настойчивей всего — «Патриоты России». Речь идет о том, чтобы национальные богатства и природные ресурсы принадлежали народу, а доходы от использования всех этих богатств шли в федеральный бюджет и на личный счет каждого россиянина, а не в карманы миллионеров.

Разумеется, для создания экономики нового типа нужны новые законы и организаторы этой работы. В качестве людей, способных разобраться и осуществить переход к новой экономике, ориентированной на большинство граждан страны и в то же время эффективной и динамично развивающейся, я бы назвал в первую очередь Глазьева и Белоусова — советника и помощника президента В.В. Путина. А новые законы для новой экономики должны принять депутаты Государственной Думы VII созыва, которых будут избирать наши сограждане в ближайшем будущем, а именно 18 сентября 2016 г. И значит именно от нас зависит наше будущее, и важно не ошибиться в выборе!

3. Что, на ваш взгляд, является ключевой идеей, опираясь на которую, можно вытянуть страну?

- Для того чтобы люди, которым сейчас живется нелегко, все-таки смогли перенести эти трудности, и чтобы наша страна не разделилась на несколько враждующих лагерей, нужно выбрать ту идею, которая объединит нацию. Такая идея, на мой взгляд, единственная — патриотизм. Это центральная идея нашей нации, нашего государства. Понятно, что патриотизм должен быть не картинным, он должен быть деятельным и охватывать все слои населения. Если призывать бедных и малоимущих быть патриотами, но при этом позволять богатым и власть имущим вести себя как космополиты, то будет только хуже. Давайте посмотрим, где у более или менее богатых людей учатся дети, в какой армии они служат? Если они и служат, то точно не в нашей, скорее, где-нибудь в Израиле. Если мы будем говорить в СМИ, что мы за патриотизм, будем проводить мероприятия, например в память о наших погибших воинах, как это ежегодно делает Федеральная служба судебных приставов, сотрудники которой во время своих отпусков и за свой счет участвуют в проведении «Вахты памяти», — это замечательно. Но если мы ограничимся только этим, то этого, безусловно, будет мало. Люди видят и понимают разницу между словами и делами. Если мы на деле на всех уровнях не сможем воспитать патриотов, то лозунг не сработает, возможно, конфронтация только усилится, потому что у людей будет ощущение, что их опять обманули. Для меня, например, патриотизм заключается не только в том, что я не покупаю ничего американского. Я в Америке ни разу не был и ехать туда не собираюсь, потому что считаю, что много наших проблем приходит именно оттуда — это наши ярко выраженные враги, которые стремятся расколоть РФ на мелкие части, и таким образом превратить нас в некоторое количество небольших государств, которые не способны будут отстоять свой суверенитет на международной арене ни в военном смысле, ни в экономическом, ни в политическом. Важно любить свою Родину не на словах, а на деле. Например, помогать слабым, останавливать тех, кто грабит, разворовывает, уничтожает то, что принадлежит государству, стране. Если ты ходишь на демонстрации, цепляешь георгиевскую ленточку на машину – это, конечно, неплохо, но у многих на этом патриотизм и заканчивается. По-моему, лучше сделать одно дело, чем повесить десять ленточек. Посадить, например, дерево, а лучше десять деревьев, чтобы всем дышать было легче. Кто-то, наоборот, рубит деревья — потому что нужны дрова для бани, но при этом исправно ходит на демонстрации. Кто в этом случае патриот? Я считаю, что тот, кто деревья посадил. Патриотизм — это та основа, на которой мы можем пережить эти непростые годы, то, что поможет нам объединить нацию. Я утверждаю, что наступило время патриотов. При этом я имею в виду не только партии, которые имеют патриотическое содержание, с которыми я близок по духу, а любой гражданин — будь он партийный или беспартийный, если он не только на словах, но и на деле пытается сделать нашу страну лучше, сильнее, авторитетнее в мире. Сейчас время именно для таких людей и для таких дел.

4. Президент РФ активно требует от властей помогать развитию бизнеса. Что в свою очередь должны делать государственные органы, чтобы действительно этому поспособствовать?

— «Единая Россия» и наше правительство говорят то, что действительно хотелось бы услышать, но когда дело доходит до применения, на ум приходит поговорка: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Бизнес — это же не что-то аморфное, бизнес — это люди со своим пониманием роли государства, со своим видением, как надо помогать бизнесу. Я недавно встречался с одним бизнесменом в регионе, и он озвучил такую идею относительно налогообложения: нужно сделать так, чтобы налог для бизнеса снизили до 1%, тогда налоговых денег будет собираться больше, чем собирают их сейчас. Я с этим совершенно не согласен. Мое твердое убеждение такое, что даже если налог будет не 1%, а 0,1%, все равно найдется достаточное количество людей, которые не захотят платить даже эти 0,1%. Думать, что если снизить налоги, то платить будут все — это утопия. Я бы пошел другим путем. Для того чтобы помочь развитию бизнеса, на мой взгляд, как это ни парадоксально, надо ужесточить контроль над ним. Объясню свою позицию. Сегодня не вызывает ни у кого сомнения, что 60%, а может быть, и 70% нашего бизнеса находится в тени, то есть существует нелегально, платит налоги не в полном объеме. Таким образом, в нашей стране вращаются огромные наличные деньги, которые бесконтрольны и тратятся на все что угодно, в том числе на террористическую деятельность, наркотики и т.д. Оставшиеся 30-40% бизнесменов работают легально и выплачивают налоги, именно на результатах их деятельности и существует наше государство. Возникает вопрос: как помогать? Нужно помогать не всему бизнесу, тем более тому, который прячется, а именно тому, который работает легально, везет на себе нашу страну. Я считаю, что помочь им можно, если ужесточить контроль над бизнесом, который в тени. Представьте себе, что есть 40% легального бизнеса, завтра мы выведем на свет еще 40%, то в тени останется около 20%. Не надо быть идеалистами — совсем искоренить теневой бизнес мы не сможем — он существует во всех странах, но не в таком количестве, как у нас. Так вот, если у нас будет 80% легального бизнеса, то при нынешних условиях налогов нужно будет платить в два раза меньше! Вот так мы реально можем ему помочь. Наше государство говорит, что мы не будем проверять малый бизнес, т.к. решили его поддержать. Я не верю в искренность властей в этом вопросе. Объясню почему. Малый бизнес малорентабелен, у него небольшие обороты, как правило, 10 — 15 млн руб. в год. Сколько налогов можно с него получить? 1 млн, может быть, 2 млн. Но при этом малый бизнес обеспечивает занятость населения и предоставляет услуги, которые крупный бизнес предоставить не хочет. А с точки зрения налогообложения он малоинтересен для государства. Поэтому государство говорит: «Мы не будет вас проверять». Но не от того, что оно любит малый бизнес, а потому, что проверять его нет смысла. Это будет примерно, как стричь свинью — визга много, а шерсти нет. А ведь именно проверками малого бизнеса можно было бы малому легальному бизнесу помочь. Есть малый бизнес, который налоги платит, а есть две трети, которые налоги не платят вовсе. И когда государство объявляет, что не будет их проверять, оно фактически говорит: «не плАтите, и не платИте дальше». Что думает человек, который платит? «А зачем я это делаю? Я создаю для себя худшие условия, а кто-то, кто не платит, — инвестирует деньги в бизнес или в себя». Я считаю, что это неправильный, вредный для бизнеса подход. Думаю, что проверки должны быть. Но проверки не тех организаций, которые выплачивают налоги, а тех предпринимателей, которые находятся в тени. Их нужно выводить на белый свет и создавать таким образом для всех равные экономические условия. Почему кто-то из-за своего плохого воспитания должен жить лучше, чем тот, кто не может себе позволить обмануть государство. Мое мнение такое: для того, чтобы помогать бизнесу, нужно усилить контроль за теми, кто действует вне закона, в тени. И тогда тому бизнесу, который нас сегодня кормит, будет легче. 

5. Как вы считаете, идет ли бизнес навстречу государственным органам в плане «обеления», деофшоризации, отказа от черной зарплаты?

- Говорить о том, что бизнес идет навстречу государству, я бы не стал, потому что я таких примеров не знаю. Для этого есть объективные причины. Условия для бизнеса ухудшаются, платежеспособность населения и спрос уменьшаются. В этой ситуации владельцы предприятий в первую очередь думают, за счет чего повысить рентабельность своего бизнеса. В большинстве случаев не за счет того, чтобы продать свой «Ламборджини» или переехать жить с Рублевки за 101 км. К сожалению, многие бизнесмены думают, как бы им хитрее обмануть государство. Да, государство пытается что-то делать, но как-то очень робко, очень осторожно, создается такое ощущение, что оно боится ненароком обидеть кого-то из близких, в тех же офшорах, например. Наверное, если бы эта линия проводилась более жестко, более предметно, без исключений, то результат был бы лучше, может быть, бизнес и повернулся бы навстречу государству, когда понял, что альтернативы у него нет. Пока он думает иначе. 

6. А что могло бы помочь бизнесу стать более прозрачным, законным? 

- Более умные, более адекватные законы. И жесткий контроль над их исполнением. У нас огромное количество законов. Кажется, что Дума у нас работает хорошо, т. к. штампует законы в большом количестве. Но что-то я не припомню, чтобы хоть один закон стал образцом законотворчества. Принимаемые законы часто не соответствуют реальной ситуации, потому что, те, кто пишет законы, редко бывают «на земле». То, что видится из окон Государственной Думы и Совета Федерации, не вполне соответствует тому, что происходит в нашей стране. Россия — это не только Центральный округ города Москвы, но это еще и другие области, если кто не в курсе. Депутаты у нас в Государственной Думе в основном из «Единой России», и пришли они туда не по выбору народа, а по партийной разнарядке, и обязаны своим нахождением в Думе не людям, которые их вроде бы избрали, а руководству партии. Соответственно, в своей работе они ориентируются не на волю народа, а на указания партии. Поэтому у нас и получаются такие «замечательные» законы, которые к тому же имеют коррупционную составляющую и плохо работают. Да еще не контролируются. Естественно, несовершенство российских законов сполна компенсируется их повальным невыполнением. Законы у нас зачастую непрямого действия, и почти в каждом из них есть возможность для коррупции. Это приводит к тому, что при применении закона очень многое зависит от человека. Он может трактовать закон по-разному, и если закон ему не нравится, он ищет способ его обойти. Почти как в известной истории, когда клиент звонит оценщику и просит оценить здание. А оценщик задает встречный вопрос: «А вы продаете или покупаете?» Поскольку законы у нас достаточно жесткие, я бы даже не рекомендовал резко усиливать контроль над их исполнением, т.к. это может привести к тяжелым последствиям. Поэтому начинать нужно с изменения самих законов. Закон должен быть адекватен состоянию развития нашего общества, понятно применяться и просто контролироваться.

7. Куда нас ведет ориентация на госкомпании? 

- В кризисные периоды государство должно поддерживать и входить в те отрасли, которые испытывают серьезные проблемы, чтобы спасти их от вымирания, а также удержать специалистов, работающих в них. Классический пример такой поддержки государства можно увидеть в истории Великобритании. Когда в этой стране наступил кризис в угольной отрасли, государство все национализировало, потому что отрасль просто валилась, шахтеры оказались без работы, возникла социальная напряженность. Потом, когда при помощи государства эту отрасль подняли, ее снова приватизировали. Государство — это та последняя сила, которая в критический момент должна прийти на помощь бизнесу и поддержать его, потому что бизнес — это не только выручка, прибыль и налоги, прежде всего, бизнес — это люди. В любом бизнесе главные не олигархи, а те люди, которые производят прибавочный продукт. Главная задача в такой ситуации — сберечь этих людей и их семьи, не загубить моногорода, а может быть, и сами отрасли. Потому что если отрасль окажется в провале, то потом мы, может быть, не сможем вернуть ее на мировой уровень никогда. Такое тоже бывало. Ориентация на государственные компании — это вынужденная мера. Она имеет основание для существования в кризисный период. Другое дело, чтобы это не стало тенденцией, а наша страна не превратилась в страну государственного капитализма. Власти, конечно, удобно, когда государство контролирует деньги и людей. Но мы понимаем, что это тупиковый путь, который ведет нас мимо русла развития всей мировой цивилизации. Конечно, при таком подходе у нас будет своя модель общества, но потом обязательно окажется, что она неэффективна. Наверное, уже хватит наступать на грабли, а пора делать правильные выводы. 

8. Саморегулирование бизнеса (СРО) себя оправдывает? 

- Пока не оправдывает. Бывая в Европе, я часто видел красивые здания, в которых, оказывается, располагаются различные гильдии: текстильщиков, кожевников и т.д., существующие многие сотни лет. В Европе многовековой опыт саморегулирования. Я не припомню у нас в России таких гильдий, но уж в Советском Союзе — точно. Перейти от системы государственного контроля к системе саморегулирования даже самым лучшим законом нельзя. Для этого люди должны созреть, должен сформироваться менталитет, который одними законами создать невозможно. Для этого нужно время и нужна работа. Идея сама по себе правильная, но, на мой взгляд, неверен механизм воплощения ее в жизнь. Я считаю, что саморегулирование должно было возникнуть параллельно с государственным контролем, где-то взаимодействовать с ним, постепенно обучаясь и усваивая его опыт, чтобы у людей было понимание, что они собрались не деньги распилить, а выполнить функции, которые общество на них возложило. Некоторые сферы, которые не так опасны для жизни людей, можно оставить саморегулируемыми, например, юридические услуги. Но такие важные отрасли, как строительство или производство продуктов питания, напрямую связанные с жизнью людей, я бы оставил под государственным контролем, потому что с этими вещами не шутят. Я думаю, что было бы уместно взять и посмотреть практику за последние 5 лет и сделать выводы, что из этого вышло, как работают СРО, какие плюсы и минусы. В любом деле нужно оглядываться назад и анализировать тот путь, который мы прошли. Такой аналитики, признаюсь, не видел. Может быть, пока не поздно, частично вернуться к государственному контролю, где-то заменить СРО на жесткий государственный контроль. Пока, на мой взгляд, СРО себя не оправдывают.

9. Куда движется сегодня мировой бизнес?

- Конечно, вперед. Законы развития никто еще не отменял. Да и не сможет отменить. Научно технический прогресс непрерывен, но очередная научно-техническая революция еще на пороге. Ученые обещают, что в 2030-40 годы она все же наступит. Сейчас пишут, что в это время мы сможем решить очень многие проблемы, связанные со здоровьем людей, с новыми источниками энергии, с более эффективным производством продуктов питания, в общем, все то, что нужно человеку, в т. ч. с разработкой нового оружия. Как ни парадоксально, оружие тоже очень нужное изобретение для человечества. Когда я впервые услышал фразу, что величайшим изобретением человечества является атомная бомба — удивился, но сейчас согласен с эти вопросом. Почему? Потому что появление атомной бомбы сделало бессмысленными войны, а это то, что всегда мешало развитию человечества, так как в войнах погибает огромное число людей, как правило, лучших. Появление атомного оружия — это железобетонное основание не начинать атомную войну, это самый сдерживающий фактор, который позволяет надеяться, что дальше мы будем жить в мире. Поэтому современное атомное оружие, позволяющее поддерживать баланс сил в мире, это, может быть, не самая последняя задача научно-технического прогресса. Хотя более важным, на мой взгляд, является увеличение продолжительности жизни людей, а также увеличение возраста активной жизни человека, чтобы люди могли и в пожилом возрасте создавать что-то полезное для себя, для семьи, для общества в целом. У нас в 55-60 лет человек перестает работать, а в 70 лет еще и умирает. Ранняя смерть является вызовом всей нашей цивилизации, с этим что-то нужно делать. И, конечно, в первую очередь нужно тратить силы не на разработку новых способов получения удовольствия, а на то, чтобы сохранить людям долгую и полноценную жизнь. 

10. Каким вы видели будущее бизнеса 20 лет назад? 

- По моим воспоминаниям, тот период был более тяжелым, чем сейчас. Сегодня мы научились переживать трудные годы и понимаем, что это не конец, это в любом случае просто черная полоска, а не то, что у зебры с другой стороны от головы. Я помню, как в 1995 году создавались отделы по взысканию задолженностей в структуре налоговой полиции, потому что налоговая инспекция не могла самостоятельно справиться с задачей сбора налогов. Я как раз возглавил такой отдел в Московском управлении налоговой полиции. Мы занимались работой по розыску должников, их имущества, организацией арестов и продаж этого имущества. В те времена не хватало денег ни на зарплаты, ни на пенсии, задержки по выплатам были более 6 месяцев. Я помню, как наш президент — Б.Н. Ельцин — в 1996 г. совершал на теплоходе предвыборные вояжи по Волге. Кроме того, что под рюмочку он мог спеть и сплясать, еще он с собой возил мешки денег, предназначенные для выплаты зарплат и пенсий. Поэтому в те времена все хотели зазвать президента к себе. Я помню, что когда приезжал к родителям, помогал немного деньгами, потому что они тоже по полгода зарплату не получали. Отец работал на горно-обогатительном комбинате, они добывали и обогащали кварцевый песок и поставляли его на стекольные заводы. Зарплату им заводы часто платили натурой. У нас дома стояли упаковки стекла, банки, вазы… Все это не особенно нужно было в хозяйстве, но в виду того, что другого не давали, выбирать не приходилось. Хорошо хоть песком отцу зарплату не выплачивали. Представляете, как «повезло» тем, кто работал на колбасном или ликероводочном заводе? Особенно грустно стало в 1998 году. Я тогда давал интервью журналу «Управление персоналом» — это было мое первое интервью для вашего журнала. Когда случился кризис, все остановилось. Многие люди потеряли деньги в банках, многие вклады обесценились. Вот сейчас у нас доллар подскочил почти вдвое, а тогда — больше чем в три раза. Тогда мы были немного наивными, думали, что все наладится. Я сам в это время «попал». В результате мне пришлось оставить службу, чтобы пойти заработать денег и раздать долги. Сейчас мы смотрим на ситуацию проще. Как говорил Суворов: «За одного битого двух небитых дают». Мы уже знаем, что бывало и хуже, и мы точно с этим справимся. Другой вопрос — как быстро и что мы для этого должны будем сделать. Хотелось бы быстрее и без потерь. 

11. На ваш взгляд, хорошие или плохие законы у нас в стране? Если нет, то в чем это проявляется?

- Я считаю, что у нас законы далеки от совершенства. Они плохие в профессиональном плане, неэффективные и часто не учитывают интересы людей. На мой взгляд, одна из причин этого в том, что законы пишут люди, которые смотрят на жизнь из окон больших кабинетов или дорогих автомобилей. Я знаю многих депутатов, для которых самая страшная пытка — съездить в их избирательный округ, для многих из них — это не только потерянное время, но и серьезное испытание. Я знаком с депутатами, которые вообще никуда не ездили, потому что они знали, что пришли на один срок и обязаны партии, которая им посодействовала, а не народу, который их, вроде бы, выбрал. На память приходит одна смешная ситуация. Один мой знакомый депутат имел кабинет в Государственной Думе с видом на Охотный ряд, и как-то он пригласил меня с целью показать свое рабочее место. Напротив его кабинета находился кабинет Светланы Горячевой, известного депутата с Дальнего Востока. Мы вышли из его кабинета, одновременно она вышла из своего. Мой знакомый здоровается с Горячевой, а она смотрит на него, и у нее никакой реакции. Было полное ощущение того, что видит она его впервые. Отсюда я сделал вывод, что мой знакомый депутат не так уж часто появлялся в своем кабинете и, видимо, так «заработался», что соседка по кабинету его даже не узнала. 

В нашей стране в депутаты идут разные люди и с разными целями. Приходил Сергей Мавроди, чтобы получить депутатскую неприкосновенность, приходят олигархи — тоже для понятных целей. Сейчас многие деятели культуры и искусства, спортсмены решили стать законотворцами. Мне, например, это непонятно. Для начала давайте посмотрим, какая задача у того или иного государственного органа. Вот Государственная Дума или Совет Федерации — там люди принимают законы. А для этого как минимум у них должно быть экономическое или юридическое образование, они должны обладать жизненным опытом, причем не только в пределах Бульварного кольца. Они должны бывать в регионах, чтобы знать, какая там жизнь, поработать на разных должностях, причем работа должна быть связана с людьми. Еще один важный момент: они должны избираться от округов, они должны там бывать, встречаться с людьми, знать их проблемы. Вот тогда будут нормальные законы. Если ты каждый месяц встречаешься с людьми, то ты много чего услышишь и узнаешь. Если у тебя есть голова, и ты можешь все это переработать, то ты сумеешь предложить своим коллегам хороший проект закона. Депутат должен идти от народа, быть избранным народом. А когда депутата включают в список партии и он в принципе никакими заслугами не обладает, тогда появляется необходимость включить в список медийные лица. Вот, например, Владислав Третьяк. Великий хоккейный вратарь, может быть, неплохой функционер в области хоккея сейчас пишет законы. Но ведь его не поставили руководить, например, художественной гимнастикой. Потому что это было бы смешно. Но почему тогда никому не смешно, когда хоккейного вратаря, даже самого лучшего, приглашают писать законы об обороне, экономике и т.д., при том что у него физкультурное образование? Вне всякого сомнения — он замечательный спортсмен. Но у нас много хороших спортсменов, и это не значит, что они все должны быть депутатами. Или, например, Мария Кожевникова. Да, приятно посмотреть — красивая, обаятельная и привлекательная, снималась в сериалах. Но это же не причина давать ей решать, по каким законам мы должны жить. По моему глубокому убеждению, для депутата необходимы наличие жизненного опыта, связи с людьми, хорошее профессиональное образование! Вот когда все депутаты будут этим критериям соответствовать — тогда у нас будут хорошие законы. Еще один важный момент. Депутат не должен быть зависимым от партии, он должен быть на службе у своих избирателей. Законы, говорят, создаются для людей, но давайте посмотрим, для кого они по факту пишутся? Для того, кто заказывал, а заказывает партия, от которой они были выбраны. Вот такой парадокс. 

12. Что нужно сделать, чтобы все законы стали хорошими? Почему даже хорошие законы у нас не всегда работают?

- Кроме самого текста закона, необходимо разработать механизм его исполнения. Механизм исполнения — это та же самая власть. Поэтому, если даже есть хороший закон, важно понимать, кто его будет контролировать. Его будут контролировать органы исполнительной власти. А кто будет контролировать органы исполнительной власти? Ну, по идее, мы — избиратели через свои органы законодательной власти. Но если у нас в органах власти появились не те люди, которых мы избирали, а те, которых нам навязали, соответственно, появляются такие же органы исполнительной власти, и даже хорошие законы исполняются так, как это выгодно не людям, а власти. Я всегда считал, что законы должны писаться не для какого-то класса, а для народа в целом. Почему наши законы должны быть заточены под какой-то государственный класс? В данный момент в нашей стране практически господствует класс чиновников. Чиновники получают большие деньги. Неплохо сейчас получают и сотрудники правоохранительных органов. Сейчас никто не поверит, что в 1998 году я, полковник налоговой полиции, находясь одновременно на двух должностях — начальника управления по работе с регионами Федерального долгового центра при Правительстве РФ (генеральская должность) и заместителя начальника Управления федеральной службы налоговой полиции России — получал в общей сложности 4 тысячи рублей в месяц, что тогда было эквивалентно 160 долларам США. Сегодня зарплата моего друга — полковника полиции в Пензе — около 120 000 р. И это здорово. А вот мой брат с несколькими высшими образованиями, заместитель начальника отдела на предприятии, получает меньше 60 000 р. Я двумя руками за то, чтобы офицеры полиции получали достойную оплату их тяжелого и опасного труда. Но ведь и хорошо образованные специалисты, тем более являющиеся руководителями, тоже должны хорошо зарабатывать. Получается, что это не просто оценка обществом вклада каждого в развитие государства, а это уже регулирующее влияние государства. Государство путем перераспределения средств создает преданные себе классы. Так формируется серьезная сила в обществе: в лице чиновников и бюджетников, на которых, кстати говоря, и опирается «Единая Россия». На мой взгляд, это опасная и вредная для страны политика, потому что создан класс людей, которые ничего не производят. И чиновники только перераспределяют — это те же самые нахлебники. Я считаю, что ВВП можно увеличить за счет привлечения большего количества людей в производство. А где этих людей взять? Образованных, дееспособных? Ответ простой — из чиновников. Первое, что нужно сделать — ограничить чиновничьи функции, а потом отправить часть чиновников на производство. Если они такие умные и образованные — пусть поработают. Сколько нахлебников сразу уйдет, стране от этого будет только легче. У нас сейчас в России живет около 150 млн человек, а в легальном производстве заняты не более 30 млн. То есть каждый из работающих кормит еще пятерых. Перефразирую поговорку: «Один с сошкой, а пятеро на нем с ложкой». У меня возникает вопрос: почему мы должны тащить на своей спине нахлебников в виде нелегального бизнеса и дармоедов-чиновников? 

12. Что нужно сделать, чтобы все законы стали хорошими? Почему даже хорошие законы у нас не всегда работают?

- Кроме самого текста закона необходимо разработать механизм его исполнения. Механизм исполнения — это та же самая власть. Поэтому, даже если есть хороший закон, важно понимать, кто его будет контролировать. Его будут контролировать органы исполнительной власти. А кто будет контролировать органы исполнительной власти? Ну, по идее, мы — избиратели через свои органы законодательной власти. Но если у нас в органах власти появились не те люди, которых мы избирали, а те, которых нам навязали, соответственно, появляются такие же органы исполнительной власти, и даже хорошие законы исполняются так, как это выгодно не людям, а власти. Я всегда считал, что законы должны писаться не для какого-то класса, а для народа в целом. Почему наши законы должны быть заточены под какой-то государственный класс? В данный момент в нашей стране практически господствует класс чиновников. Чиновники получают большие деньги. Неплохо сейчас получают и сотрудники правоохранительных органов. Сейчас никто не поверит, что в 1998 году я, полковник налоговой полиции, находясь одновременно на двух должностях — начальника управления по работе с регионами Федерального долгового центра при Правительстве РФ (генеральская должность) и заместителя начальника Управления федеральной службы налоговой полиции России получал в общей сложности 4 тысячи рублей в месяц, что тогда было эквивалентно 160 долларам США. Сегодня зарплата моего друга, полковника полиции в Пензе, около 120 000 рублей. И это здорово. А вот мой брат, заместитель начальника отдела с несколькими высшими образованиями, получает меньше 60 000 рублей. Я двумя руками за то, чтобы офицеры полиции получали достойную оплату за их тяжелый и опасный труд. Но ведь и хорошо образованные специалисты, тем более являющиеся руководителями, тоже должны хорошо зарабатывать. Получается, что это не просто оценка обществом вклада каждого в развитие государства, а это уже регулирующее влияние государства. Государство путем перераспределения средств создает преданные себе классы. Так формируется серьезная сила в обществе: в лице чиновников и бюджетников, на которых, кстати говоря, и опирается «Единая Россия». На мой взгляд, это опасная и вредная для страны политика, потому что создан класс людей, которые ничего не производят. И чиновники только перераспределяют — это те же самые нахлебники. Я считаю, что ВВП можно увеличить за счет привлечения большего количества людей к производству. А где этих людей взять? Образованных, дееспособных. Ответ простой — из чиновников. Первое, что нужно сделать — ограничить чиновничьи функции, а потом отправить часть чиновников на производство. Если они такие умные и образованные — пусть поработают. Сколько нахлебников сразу уйдет, стране от этого будет только легче. У нас сейчас в России живет около 150 млн человек, а в легальном производстве заняты не более 30 млн. То есть каждый из работающих кормит еще пятерых. Перефразирую поговорку: «Один с сошкой, а пятеро — с ложкой». У меня возникает вопрос: почему мы должны тащить на своей спине нахлебников в виде нелегального бизнеса и дармоедов-чиновников? 

13. На ваш взгляд, можно ли заставить наши органы исполнительной власти работать на людей, а если да, то как?

- Однозначно, да. Нужно только захотеть.

Первое: надо эти структуры минимум в два раза сократить, провести тщательный и объективный отбор — по опыту, по образованию и т.д. Второе: коррупционеров гнать взашей, а некоторых — в тюрьму. Тем людям, которые останутся, я бы предложил хорошую зарплату, социальные гарантии, но стал бы жестко их контролировать. Я бы сказал: «Если вы сюда пришли, значит вы честные и надежные и вам бояться нечего. Но если вы оступитесь, нарушите закон, то срок для вас будет в два раза больше, чем за это же преступление для других людей». Думаю, что при таком подходе в органах исполнительной власти желающих работать будет меньше, а порядка будет больше. Но прежде чем установить жесткий контроль, нужно изменить законы. Приведу простой пример: по нашим правилам дорожного движения ездить практически невозможно. Иногда у нас вешают знак «30 км в час», когда можно ехать в два раза быстрее. Сейчас машины все достаточно скоростные, с хорошими тормозами, и если нет населенных пунктов и есть нормальные дороги, то зачем делать такие жесткие ограничения по скорости? Это происходит потому, что мы пишем законы не от реалий жизни, а зачастую переписываем старые. Сейчас все быстро меняется, а мы по-прежнему пытаемся ехать, как на телеге. Надо установить те правила, которые соответствуют реальной ситуации сегодня, иначе будет социальный взрыв. После того как мы изменим законы, можно приступать к ужесточению контроля над их исполнением. Некоторые говорят, что в нашей стране невозможно заставить людей жить по закону. Я с этим не согласен. Если мы посмотрим на поведение наших соотечественников за границей, станет ясно, что я прав. На Западе очень высокие штрафы за нарушения. Один раз нарушишь, второй раз уже крепко подумаешь — а надо ли? Я считаю, что за любое неисполнение закона должно следовать неотвратимое наказание. У нас же с ГАИ пока можно договориться. Чтобы этого не происходило, нужно везде установить камеры: на дорогах, на представителях ГАИ и т.д. Пока у нас такой менталитет, нам нужен такой контроль. 

14. В этом году у нас новая старая система выборов. Как вы считаете — это шаг в будущее или возврат в прошлое?

- Нынешняя предвыборная обстановка непредсказуема. Никто не может гарантировать, как раньше, что победит «Единая Россия». В этом году, как я предполагаю, на предвыборной арене появится много новых партий, много новых лиц. И это хорошо — страна в этом нуждается. В то же время я считал и считаю, что мы должны выбирать не партию, а конкретных людей. Да, кандидат может быть членом партии, но законы будет разрабатывать именно он, а не его партия. Надо выбирать тех, кого вы хотите там видеть. Ну смешно: мы выбираем одних, т.н. «паровозов», а во власть приходят совершенно другие люди. По-хорошему кандидат в депутаты должен быть свободен от обязанностей перед партией. Должен на время выходить из партии. Он — представитель народа. А избиратели разные: там и коммунисты, и либералы, большинство беспартийных. И он должен постараться удовлетворять интересы всех. Для него должны быть важны не решения партии, а наказы его избирателей. Все запросы на новое качество жизни должны идти от людей, надо это услышать и попытаться донести до своих коллег в высших эшелонах власти. Не нужно ничего придумывать, а надо просто услышать своих избирателей и сделать все, чтобы выполнить наказы.

15. Каким должен быть настоящий депутат? Что это должен быть за человек, какими качествами он должен обладать, какими жизненными принципами руководствоваться?

- В первую очередь депутат должен быть честным, порядочным, справедливым, умным и образованным человеком. Во-вторых, строить свою работу так, чтобы, как говорит Владимир Путин: «Пахать, как раб на галерах». Некоторые мои знакомые считают, что «сходить в депутаты» — большая удача в жизни. Я их спрашиваю: «Что это значит?» Один бывший депутат мне отвечает: «Ну вот я сходил — теперь у меня 5 квартир». Я всегда думал, что депутат должен поработать на совесть, причем это может быть даже самый тяжелый период в его жизни, потому что тебе дается определенный срок и нужно успеть за это время оправдать доверие людей и доказать, что ты там не зря «штаны протирал». Я считаю, что депутат должен делить каждый свой месяц пополам: 2 недели работать в Госдуме над законами, а 2 недели депутату нужно быть там, где его избрали. Вот для примера возьмем 187-й округ Ульяновской области, в которой входит 9 районов. Нужно хотя бы один день в месяц поработать в каждом из районов. Пообщаться с организациями и с людьми, имеющими проблемы, которые без депутата не решить. После общения — вперед в Думу, воплощать наказы в жизнь. Обязательно нужно общаться с органами исполнительной власти, ведь они далеко не всегда повернуты лицом к людям. Депутатская деятельность — это большая работа, если, конечно, депутат действительно собирается работать. Я так считаю, что если много работать, то и большая зарплата особенно не нужна. Можно смело половину месячной зарплаты отдавать в свой округ, чтобы помочь остронуждающимся. Уверен, что второй половины зарплаты хватит на жизнь вполне. А там, глядишь, на тебя бы другие посмотрели и последовали бы этому примеру. Вот я, например, в благотворительном фонде участвую, других потихоньку вовлекаю, возможно, и они приведут кого-то. Конечно, речь идет не о поддержке всех подряд, а о тех, кто действительно без нашей помощи не может. Сейчас помогаю двум реабилитационным центрам в Ульяновской области. Понимаю, что один я много не сделаю, поэтому начинаю своих друзей и партнеров привлекать. Как говорится, лиха беда — начало. 

А вообще, избирателям важно понять, для чего кандидат идет в Думу. На мой взгляд, работа в Государственной Думе — это прежде всего возможность сделать так, чтобы законы были для людей и при этом исполнялись. Если такое понимание есть и есть желание это делать, то можно избираться и быть избранным. Когда я проходил службу, было ощущение, что я делаю что-то важное и нужное не только для себя и своей семьи, но и для других. Человек создан ведь не для того, чтобы просто заработать себе на одежду, еду и жилье. Люди должны спрашивать себя, зачем они живут, что после них останется? Чем дольше живешь, тем сильнее понимаешь, что это важнее всего. Лично я ощущаю потребность участвовать в жизни других людей, потому что есть знания, есть опыт, есть связь с людьми. Я бываю в различных регионах, встречаюсь с разными людьми, пытаюсь понять их проблемы. За это время возникло много идей о том, как можно повысить качество нашей жизни. И, конечно, хочется их реализовывать, чтобы слова превратились в дела. Я знаю, как многие вещи можно воплотить в жизнь, потому что был сотрудником правоохранительных органов, работал и в государственном аппарате, в бизнесе уже 16 лет. В свое время я с коллегами участвовал в подготовке Указов Президента, Федеральных законов «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве». Жаль, не все наши идеи воплотились, но часть наших предложений была принята. 

16. Верите ли вы в светлое будущее нашей страны, и если да, то когда оно наступит?

- Верить — это идеализм. Верит у нас «Единая Россия». Если проедете по дорогам, то увидите билборды, где написано: «Единая Россия» — верим в Россию». Верить — это плохая идея, потому что когда так говорят, значит уже ничего другого не осталось. Я не верю, а уверен, что у нас есть все для того, чтобы жить хорошо, в достатке, не беспокоится за свою жизнь и жизнь своих детей. У нас есть и большая территория, и умнейшие люди, да и страна у нас самая красивая. Имея это, думать о том, что мы не можем жить лучше — преступно. Не надо верить — надо делать. Осталось только начать. Если бы каждый подумал, а что я могу сделать для того, чтобы стало лучше, а потом сделал — было бы здорово! Вот мы с женой решили возле дома посадить несколько деревьев. Решили и посадили. Сосед увидел и сказал, что тоже хочет, и тоже посадил у себя деревья. Потом и другие к этому подключились. Надо просто делать и начинать с себя. Некоторые говорят, что их тошнит от запаха мусора, кругом грязно. Мусор – это, конечно, плохо — согласен. Но можно же сделать так, чтобы хотя бы возле твоей двери или во дворе было чисто. И если так будет думать и делать каждый, то у нас будет больше порядка и красоты. Да, мы должны заставить власть работать на нас, но мы также должны понимать, что даже если завтра мы развернем ее на 180 градусов — это не значит, что послезавтра наступит коммунизм. Нужно в любом случае самим что-то делать. 

17. Что вы пожелаете нашим читателям в этот сложный, но очень важный период их жизни?

- Забыть о просьбе главы правительства потерпеть. Не надо терпеть. Свою жизнь мы должны устраивать сами. Мы живем в особое время: скоро у нас выборы в Государственную Думу, выборы губернаторов, выборы в местные органы власти. Это время политической активности, сидеть и терпеть — это самое плохое, что можно сейчас пожелать. Нужно активно включаться в политическую жизнь. Отчего появляются плохие депутаты? Оттого, что мы не пошли на выборы. Если вы подойдете к вопросу выборов не формально, а поступите, как велит сердце, тогда не будет так обидно за нашу жизнь. Вы поймете, что живете так, потому это ваш выбор. И не думайте, что есть кто-то умнее вас, кто решит все проблемы. Ваши проблемы лучше вас не знает никто, да и сами по себе они не решаются. 

Поэтому в это нелегкое время я желаю нашим читателям несмотря на то, что лето, жарко — не быть пассивными. Включиться в политическую жизнь. Я противник митингов, которые заканчиваются столкновениями. Нужно идти разумным путем: своей избирательной активностью, участием во встречах, участием в выборах. Включайте голову, думайте, кого вы выбираете и помните, что от этого будет зависеть то, как будете жить вы и ваши дети. 

18. Почему так бездарно сыграла сборная России по футболу во Франции?

- К общеизвестным выводам о нехватке своих полей и тренеров добавлю от себя: играть в футбол может каждый, а вот играть хорошо и выигрывать — это удел талантов и гениев. На сегодня у нас с талантами плохо, и в этом не Мутко виноват. Я бы не стал его в этом обвинять, он же не «талантородитель». У нас был хороший период в конце 1980-х — начале 1990-х годов — тогда у нас было много талантов. Чтобы понять, есть ли у нас таланты или нет, нужно всегда смотреть на юношеские соревнования. Если спортсмены в 18 лет ничего не выигрывают, то откуда появятся победы в будущем? Если человек талантлив, его уже в 20 — 25 лет пригласят в зарубежный клуб. Сейчас практически никто из наших футболистов не играет за рубежом. Но это не повод сильно огорчаться. Если у вас сын не родился талантливым музыкантом, ну что же теперь — застрелиться? У нас есть в других областях таланты, например, в художественной гимнастике, в фигурном катании и т.д. Но, к сожалению, пока не в футболе. Думаю, нужно набраться терпения, делать работу по поиску талантов и их воспитанию и, наверное, лет через 5-7 у нас кто-то появится. По крайней мере сделанный мной статистический анализ говорит за это. Конечно, чтобы были хорошие результаты в футболе, нужно продолжать строить стадионы, создавать инфраструктуру, искать хороших тренеров и платить им достойную зарплату. При этом помнить, что главное все же не в количестве завоеванных медалей, а в том, чтобы сделать молодежь более здоровой, сильной, чтобы молодые люди занимались интересным делом, а не сквернословили и хулиганили. На вопрос, когда Россия станет чемпионом мира по футболу, я бы ответил словами одного бразильского тренера. Его как-то спросили: «Когда сборная СССР станет чемпионом мира по футболу?» На что он ответил: «Тогда, когда сборная Бразилии станет чемпионом мира по хоккею». Поскольку бразильцы еще далеки от хоккейной элиты, у нас есть время. Рано или поздно Россия будет чемпионом мира по футболу (и не только по мини-футболу и пляжному — этого мы уже добились). Я в это не просто верю, я в этом уверен!

Сергей Пронин, Эксперт по бизнесу журнала «Управление персоналом»

Одноклассники - https://ok.ru/profile/220468509504

Вконтакте - https://vk.com/id378243187

Фейсбук - https://www.facebook.com/profile.php?id=100012649694822

Твиттер - https://twitter.com/ProninSergey2

ПОДЕЛИТЬСЯ ИНФОРМАЦИЕЙ:



 
Корзина:

Ваша корзина пуста














  О журнале | Архив номеров | Анонсы | Подписка
| Книжный магазин | Контакты | На главную страницу | Обратная связь

Обращаем Ваше внимание на то, что вся размещённая на сайте информация и реклама носит справочный характер и не является публичной офертой (Гражданский кодекс Российской Федерации, Часть 1, Статья 437).
© КОПИРОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ - TP@TOP-PERSONAL.RU
 

   Яндекс.Метрика
© 2001-2017 Издательский дом
"Управление персоналом"