На главную   Обратная связь
   


 
  О журнале     Архив номеров     Сделать стартовой   Добавить в избранное  
Забыли пароль?   Регистрация
 



  Поиск по сайту


НА ГЛАВНУЮ

ДЕЛОВЫЕ НОВОСТИ

НОВОСТИ КОМПАНИЙ

ЖУРНАЛЫ

ЭКСПЕРТЫ

ТОП-ПЕРСОНЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ

КАПИТАНЫ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

ДЕЛОВОЙ КЛУБ УП

РЕГЛАМЕНТЫ УП

ВИДЕОЖУРНАЛ

НАШИ ПАРТНЕРЫ

КОНТАКТЫ

АНОНСЫ




Подпишитесь на рассылку
Адрес e-mail:

 

Ознакомительная подписка на журнал управление персоналом

Яндекс.Погода



Журнал "Управление персоналом" N19 2012 год





Миссии не рождаются....миссии лелеются...


Автор:

Миссия - это болезнь. Миссия - это вера. Миссия - это сверхзадача.

Сизоненко Григорий Евгеньевич, генеральный директор ЗАО «ИВК»

Выработка миссии – это удел немногих

Что для вас значит миссия компании?

Для меня миссия – это идея, ради воплощения которой создается компания. Это некая сверхзадача, которую ты формулируешь для своего бизнеса. В начале 90-х годов мы увлеклись идеей созидания надежной вычислительной техники. И поставили перед собой сверхзадачу – стать своего рода, «российским IBM» (я имею в виду надежность и качество продукции, доверие к марке, репутацию, сервис). IBM десятилетиями поставляла первоклассную вычислительную технику по всему миру, мы решили во что бы то ни стало сделать это в России. Думаю, каждый, кто помнит то время, согласится, что эта сверзадача была безумной. Мы это тоже понимали, но тем не менее поставили ее совершенно серьезно и шли к ней не один год. Потом мы расширили нашу деятельность, став разработчиком российского инфраструктурного ПО. Но миссию менять не пришлось, т. к. и в этой области IBM – компания номер один. И снова скептики считали глупостью разработку программных продуктов, конкурирующих с разработками этой компании. И снова ошиблись. Поверьте, если перед компанией не ставить сверхзадачу, не подбирать людей, которые, понимая ее невероятную сложность, готовы взяться за ее решение и не сворачивать с выбранного пути, то может наступить время, когда компания не сможет решать даже обычные каждодневные проблемы. А добиваясь решения сверхзадачи, напротив, по ходу дела решаешь массу вопросов, которые кажутся второстепенными, но без сверхзадачи воспринимались бы как сложные.

Много ли компаний в мире и в России ставят перед собой такие сверхзадачи?

Думаю, что так возникали и развивались практически все выдающиеся компании мирового уровня, по крайней мере в отрасли информационных технологий. На мой взгляд, именно воплощение невероятно смелой мечты и делало их великими. Но таких компаний не так много и на более мощных зарубежных рынках. В российском же бизнесе таких примеров – единицы. Думаю, процентов 30-40 российских компаний вообще не знают, что такое «миссия», а 80-90% оставшихся считают это понятие относящимся не к стратегии бизнеса, а к HR-технологиям. Я почти уверен в том, что выработка по-нас-тоящему смелой миссии – это удел немногих, особенно в области IT. Это штучные компании.

Наш IT-рынок построен, как правило, на адаптации западных разработок к российским потребностям. Наша же миссия изначально состояла в том, чтобы разработать в России комплекс отечественных информационных технологий, которые послужат фундаментом для создания защищенных автоматизированных систем любого назначения и сложности, позволяющих повысить эффективность государственного управления, техническую безопасность и обороноспособность нашей страны. Я вас уверяю, что миссии подавляющего большинства наших ведущих ИТ-компаний ставят перед коллективами задачи иного плана: расширить, углубить, адаптировать и пр. Наверно, и такая формализованная миссия имеет право на жизнь, но она не влечет за собой ни ответственности компании перед сотрудниками, ни ответственности сотрудников перед компанией, потому что подобная миссия – это общая фраза, как галочка в личном деле.

Что будет с компанией, если у нее нет миссии?

Здесь важно четко понимать, о каком типе компаний мы говорим. Один вариант – это предприятия, созданные просто для зарабатывания денег. Такое предприятие сегодня может заниматься одним, завтра – другим. На крутом повороте оно легко уволит старых сотрудников и наберет новых. Таким компаниям, на мой взгляд, миссия не нужна, т. к. перед ними нет сверхзадач, а между ними и персоналом нет взаимной ответственности, основанной на общности выбранного пути. Если кто-то и придумает красивую фразу и назовет ее миссией, сотрудников это не обманет, ведь они-то хорошо знают, к чему на самом деле стремится руководство.
Совсем другое дело – компании, о которых мы говорили выше. Им миссия жизненно важна. Почему? На этот вопрос можно взглянуть с двух точек зрения: экономической и стратегической. Если миссии у такой компании нет, значит она не использует свой важнейший ресурс для привлечения и удержания лучших специалистов. Но это необходимо, и, следовательно, придется применять более дорогие инструменты. То же касается разработки новых продуктов, продвижения своих товаров и услуг, сохранения промышленных секретов. Иными словами, отсутствие миссии – это потерянная возможность снизить издержки и повысить защищенность бизнеса. Это очень серьезно, особенно на современном IT-рынке. Но и это не все!

В моем понимании миссии как идеологии строительства бизнеса, ее отсутствие ведет к неминуемому краху компании. Допустим, основатели компании поставили перед ней сверхзадачу, но не донесли ее до сотрудников, клиентов и партнеров, не смогли интегрировать ее в ежедневную работу всех подразделений. И как тогда к этой задаче двигаться? Казалось бы, экономический взгляд дает простой ответ: закачать побольше денег и налечь на материальную мотивацию. Но это не всегда работает. Мы ведь говорим о сверхзадаче, а это требует не просто хорошей работы, а самоотдачи и уверенности в том, что и твои коллеги думают и действуют так же. Без этого «клея» можно стартовать, но нельзя пройти всю дистанцию.

Способна ли миссия спасти компанию в сложных переломных ситуациях?

Да, безусловно. Это особенно четко проявляется в условиях экономического кризиса или угрозы потери бизнеса. Если общей цели нет, сотрудники просто не способны работать спокойно, даже если руководство и обещало им стабильность. Все совсем не так, если компания действительно построена для решения сверхзадачи, это подтверждается реальным опытом и сотрудники разделяют эту цель. Люди понимают и чувствуют, что их связь с компанией прочна объективно, т. к. компания не может ни отказаться от сверхзадачи (это означает ее крах), ни двигаться к ней без них. И тогда сотрудники не только могут с полной сосредоточенностью работать в нестабильное время, но и взять на себя часть рисков, оставаясь со своим предприятием до конца. В жизни нашей компании было немало подобных событий: начиная с попытки недружеского поглощения на границе 2000-х и до экономического кризиса 2008-го. Любое из них способно подорвать обычную компанию изнутри. Мы же в такие периоды не разбегались в разные стороны, а наоборот еще прочнее объединялись. Практически ни один значимый сотрудник не ушел, хотя ко мне приходили мои заместители и говорили: «Вот нас приглашали на собеседования, нам предлагали баснословные условия...». Никто не поддался. На словах, при этом, разные были аргументы: от «да врут, не верю» до «мы же команда, мы же все вместе, мы же должны добиться результата». На деле же работало мировоззрение людей и полное взаимное доверие. А сложные времена для нас длились не месяц и не год… Мне кажется, что это и есть проявление того, насколько такой инструмент, как миссия, важен именно в экстремальных ситуациях.

Конечно, я говорю не о формализованной миссии, а о миссии как разделяемом всем коллективом представлении о сути бизнеса. Понятно, что такая миссия, даже если ее не записали в явном виде, без каких-либо дополнительных инструкций обеспечивает согласованность отношений внутри компании, отношений компании к внешнему миру, а также соответствие поведения и сознания каждого сотрудника сверхзадаче предприятия. На этой основе и формируется коллектив, который исповедует ценности компании; это и есть результат миссии. Такая миссия работает еще эффективнее, если она четко сформулирована и проверена временем, если между ней и жизнью нет различия.

Миссия - это болезнь

Бывает, что сформулировать миссию компании поручают специалисту по персоналу. Он почитал статьи, покопался в Интернете – и написал красивую фразу; руководитель почитал и подписал. Потом ее вывесили на видном месте, взяли в рамочку, подсветили…А миссия, о которой мы говорим, – это совсем другое. Это болезнь компании. И переболеть ею должны все сотрудники: от руководителя до уборщицы. Тогда никакие «рейдерские атаки» и другие внешние воздействия не страшны, ведь нельзя отобрать у человека его сознание, его мозг, любовь к своему делу.

Миссия - это вера

Многое зависит от руководителя. Его энергетика и искренняя вера в успех нового проекта способны даже равнодушных людей сделать союзниками на пути к поставленной цели. Надо быть готовым к насмешкам и понимать, что не все изначально готовы переносить их. Пройдет немало времени, когда тебе скажут: «А помните, 10 лет назад нам ваши планы казались ерундой – и мы смеялись. А оказалось, что вы были правы». Но когда это случится, у коллег, сотрудников и партнеров это вызывает чувство гордости за то, что они сделали. И у нас так было, и эта гордость объединяет нас, а признание компании свидетельствует, что та миссия, которую мы давным-давно для себя определили, – правильная.

ВЫНОС: Когда компания работает в нише создания новых технологий, она автоматически выбирает из всего потока кандидатов тех, кто на это нацелен, кто ищет и обретает место, где может самореализоваться. Этот фильтр можно назвать идеологическим. Когда человеку небезразлична безопасность страны, имитировать это невозможно. Поэтому наши усилия как раз накладываются на общность таких жизненных целей, и тогда получается крепкий коллектив.

Мы не встреваем в идеологию, а формируем коллектив вокруг идеологии

Мы не боимся ставить на сложнейший проект молодого специалиста, который вопреки объективной нехватке опыта уверен, что добьется результата. И для этого готов буквально жить полученной задачей. В таких случаях вся компания заточена на то, чтобы помогать ему, создавая условия, в которых он может полностью раскрыться. Это наш огромный источник новых кадров. Еще одна очень важная часть коллектива компании – это умудренные опытом уже немолодые люди, которые честно служили Родине и несут идеологию и мировоззрение, которых молодежи негде увидеть сегодня. Работа с такими людьми – бесценный опыт для молодого человека, позволяющий освободиться от многих штампов и выработать свое патриотическое мировосприятие.

В то же время, мы никогда не берем специалистов с рынка. Я знаю точно: если ты взял человека с рынка, значит, ты его у кого-то украл. И велика вероятность, что и у тебя его когда-нибудь украдут. Это слабое звено в любой компании, на него нельзя положиться. Конечно, это упрощение, я не хочу сказать так обо всех… Но у нас такой подход. Мы не можем позволить себе наши разработки и идеи доверить человеку, у которого внутри есть эта слабость. Ведь никогда до конца не понятно, почему он ушел из другой компании. То ли поссорился, то ли ему не доплатили, то ли его директор невзлюбил, и он ушел… Все может быть, но думать о том, как бы его не потерять, – это уже лишняя работа. И не факт, - что она принесет правильный результат.

Вам встречались какие-то разрушители миссии фирмы?

Наверное, у нас есть люди, которые думают чуть по-другому, но все равно в общей массе, они не играют главной роли. Как можно разрушить миссию, о которой мы говорим, в коллективе, который ее разделяет и воплощает в жизнь? Возможно, я сам как генеральный директор, являюсь неким локомотивом в продвижении этих идей. Я это понимаю, и если не будет меня, наверное, наша миссия претерпит какие-то изменения. Но они точно не будут принципиальными! Когда компания зависит от коллектива, сознание которого уже сформировано и направлено на решение определенной миссии, смена первого лица не может кардинально изменить ее жизнь.

Если говорить, в частности, о конкретных людях. Да, у нас увольняются. Но это единичные случаи. Мы, на самом деле, тяжело расстаемся с людьми. Если человек разделяет миссию компании, сопереживает общему делу, материальная сторона для него, как правило, не станет определяющей. Есть целый комплекс условий, которые вместе составляют объединяющую идеологию, силу, которая позволяет компании жить и развиваться, генерировать новые идеи, реализовывать их, получать сильные результаты и гордиться этим.

За время существования Вы дополняли, развивали миссию?

Да, какие-то второстепенные детали меняются, но сам стержень неизменен. Мы стремимся делать вещи, полезные нашей стране. Миссия должна быть одна, – как Полярная звезда. И еще она должна быть как горизонт. К нему идешь и, кажется, – вот он, совсем недалеко. Но, конечно, его никогда не достигаешь. И это не позволяет тебе остановиться и сказать: «Все, я решил задачу, я достиг цели»… Напротив, кажущаяся близость и недостижимость горизонта настраивают на иное настроение – «может я побыстрее побегу!» – и поддерживают постоянное стремление развиваться. Если просмотреть первую миссию и сегодняшнюю, она отличается словами, но идеология все равно осталась та же: и патриотизм, и первоначальная идея в ней, по-прежнему, составляют сердцевину.

Откуда берется миссия?

Есть два варианта создания бизнеса. Один, когда собственнику, по сути, все равно, что создавать: интернет-магазин или фирму-такси. Главное – побольше заработать. И люди, приходя в такую компанию, нацелены именно на это. А если их внутренние установки иные, им некомфортно или даже невыносимо работать на таком предприятии.

Второй сценарий – это когда группа людей, причем совершенно не понятно почему, чувствует свое предназначение в том, что она должна сделать что-то совершенно новое в определенной области. И вокруг этой сверхзадачи уже формируется бизнес. По сути, все великие компании шли именно от идеи, от безрассудной устремленности энтузиастов. Как правило, финансовые показатели таких компаний со временем оказываются очень высокими. Но это следствие, а не первоначальная установка. Исходная точка такого бизнеса в том, что человек вдруг осознает сверхзадачу и уже на ее основе создает предприятие как организационный инструмент ее решения.
Обычно человек такого плана не способен кардинально поменяться и вдруг увлечься какой-то совершенно другой сверхзадачей, а первую – бросить. Не бывает такого. Если и возникает совершенно другой подход к решению, его реализует уже другой человек с иной сверхзадачей, и созданная им компания будет иной. Начинается конкуренция, которая обогащает всю отрасль.

А для бизнеса первого типа можно любую задачу придумать. И все они будут лишь маскировкой истинной цели. Маскировкой, которая никого не может ввести в заблуждение. На мой взгляд, миссия вообще способна приносить реальную пользу только компаниям второго типа.

Именно так возникли те компании, которые изменили мир, сформировали новые отношения человека с информацией, которые влияют на нашу жизнь и стали символами новой экономики. Сегодня это, в основном, западные компании. Но в эти ряды уже встраиваются Юго-восточная Азия, Индия, Китай… Теоретически, Россия тоже может встать в этот ряд. Конечно, для этого многое надо сделать. Но начинается все с человека, который достаточно смел, чтобы сформулировать сверхзадачу и посвятить ей жизнь. Т.е. с миссии. Если мы хотим создавать будущее, нам надо победить страх, неуверенность, излишний рационализм. И помнить: смелого догоняет удача.

ВЫНОС: Не скажешь: «Все, завтра пиши Родина с большой буквы». Это должно быть где-то в сердце.

ПОДЕЛИТЬСЯ ИНФОРМАЦИЕЙ:



 
Корзина:

Ваша корзина пуста














  О журнале | Архив номеров | Анонсы | Подписка
| Книжный магазин | Контакты | На главную страницу | Обратная связь

Обращаем Ваше внимание на то, что вся размещённая на сайте информация и реклама носит справочный характер и не является публичной офертой (Гражданский кодекс Российской Федерации, Часть 1, Статья 437).
© КОПИРОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ - TP@TOP-PERSONAL.RU
 

   Яндекс.Метрика
© 2001-2017 Издательский дом
"Управление персоналом"