Что написано пером, то может быть оспорено

Автор:

Ольга Балбек, заметитель директора брокерского департамента по юридическим вопросам «МИЭЛЬ-Сеть офисов недвижимости»

О составлении завещания в нашей стране, как правило, как-то не принято думать. Одни считают написание завещания дурной приметой, другие уверены, что еще успеют распорядиться своим имуществом, третьи рассуждают, что наследники сами честно решат, какая часть наследства и кому должна принадлежать, четвертые вообще не задумываются над этим вопросом. На протяжении всей жизни человек накапливает капитал. В нашей стране самой большой ценностью считается недвижимость: квартира, дом, земельный участок, дача и т.д. Одновременно именно оно может стать камнем преткновения, из-за которого разгорятся нешуточные семейные конфликты. Предотвратить их возможно завещанием.

Однако, как показывает практика, не всегда и не все наследники согласны с озвученной в завещании волей наследодателя и пытаются добиться справедливости через суд. В России, как и в большинстве цивилизованных стран, завещание имеет безусловный приоритет при рассмотрении дела. Однако суд может вынести решение, согласно которому в соответствии с существующим законодательством «обиженные» наследники могут получить полагающуюся им долю. Как и по какой причине это может произойти — все это детально описано автором в статье.

Но важно добавить, что на сегодняшний день в судебной практике процент наследственных споров по завещанию гораздо ниже, чем процент вступления в наследство по закону. Но они имеют место быть. Причем чаще всего они возникают на основании требования признания недействительности завещания из-за физического и душевного состояния наследодателя на момент составления документа со стороны обойденного вниманием наследника.

Пожилая женщина проживала вместе с дочерью. Дочь, уезжая в командировку, попросила дальнюю родственницу присмотреть за матерью, поскольку та страдала алкогольной зависимостью. Через две недели дочь из командировки вызвали телеграммой на похороны матери. При оформлении наследства выяснилось, что за неделю до смерти умершая завещала свою квартиру родственнице, которая присматривала за ней. Дочь оспорила завещание через суд. Основным аргументом для признания недействительным завещания послужило душевное состояние умершей женщины. Суду была предоставлена ее медицинская карта, в которой было указано, что долгое время она состояла на учете в соответствующих лечебных заведениях и систематически проходила там лечение. Суд вернул законной наследнице ее имущество.

Вопрос душевного здоровья завещателя на момент составления документа, действительно, является одной из распространенных и в то же время сложно доказуемых причин, на основании которой завещание может быть оспорено. Ведь после вступления завещания в силу, проведение экспертизы на предмет душевного здоровья его составителя является довольно сложным процессом. Одно дело, если душевная болезнь завещателя действительно имела место быть, и этот очевидный факт подтверждается прижизненными экспертизами, результатами медицинских осмотров, заключениями экспертов и т.д. И совсем другое дело, когда наследодатель находился в здравом уме, а кто-то из потенциальных наследников пытается доказать обратное. Здесь можно привести другой случай из практики.

Пожилая женщина при жизни решила распорядиться своим имуществом и составила завещание в пользу сына, который с ней проживал. После ее смерти дочь решила опротестовать завещание. Она обратилась с исковым заявлением в суд на предмет признания завещания недействительным. В качестве доказательства привела свидетелей, которые заявляли, что на момент написания завещания женщина не отдавала отчет своим действиям. Но сын смог доказать обратное, предоставив суду медицинскую карту умершей матери. Завещание осталось в силе. Сын стал законным наследником по завещанию.

Согласно законодательству человек может оставить накопленное им имущество любому члену семьи, дальнему родственнику, другу, знакомому или пожертвовать все благотворительному фонду, то есть основным принципом наследования является принцип свободы завещания. В то же время необходимо учитывать, что в соответствии с законом существует некоторое ограничение воли завещателя. В частности, предусмотрен перечень наследников, которые даже вопреки желанию завещателя имеют право на гарантированную минимальную долю в наследстве. Это так называемые наследники «обязательной доли». К ним относятся:

  1. несовершеннолетние или нетрудоспособные дети;

  2. нетрудоспособный супруг и родители наследодателя;

  3. нетрудоспособные иждивенцы.

Остановимся подробнее на каждой из этих категорий.

  1. Несовершеннолетние или нетрудоспособные дети. Нетрудоспособными признаются все несовершеннолетние, не достигшие 18 лет, а также дети пенсионного возраста и инвалиды с ограничением трудоспособности. Надо отметить, что закон предусматривает право на наследство даже зачатого, но еще не родившегося ко времени открытия наследства наследника. Если ребенок рождается, то он становится наследником. Новорожденный ребенок становится наследником, даже если он прожил после своего рождения всего несколько минут.

2. Нетрудоспособные супруг и родители наследодателя. Нетрудоспособными считаются:

- лица, достигшие пенсионного возраста (мужчины по достижении 60, женщины 55 лет);

- лица, признанные органами государственной медико-социальной экспертизы инвалидами при наличии ограничения к трудовой деятельности I, II или III степени (инвалидами I, II или III группы);

- лица, не достигшие 18 лет (несовершеннолетние).

3. Нетрудоспособные иждивенцы. Для призвания к наследованию в качестве обязательных наследников иждивенцев наследодателя необходимо одновременное наличие нескольких оснований:

- нетрудоспособность;

- они должны либо находиться на полном содержании наследодателя, либо получать от него помощь, которая являлась бы для них основным и постоянным источником средств к существованию;

- иждивенчество должно продолжаться не менее одного года до момента открытия наследства.

Размер обязательной доли законодателем четко определен и составляет не менее половины того, что наследник мог бы получить при наследовании по закону.

Пример из практики. После смерти мужа (который оставил завещание в пользу своей супруги) вдова стала оформлять наследство, которое состояло из квартиры. Мать умершего (пенсионного возраста) заявила свои права на обязательную долю в наследстве. Суд вынес решение, согласно которому мать, как наследница обязательной доли, получила ¼ квартиры, а супруга умершего — ¾ квартиры (если бы завещание отсутствовало, женщины получили бы наследство в равных долях). В дальнейшем вдова выкупила у матери ее долю.

Что из себя представляют наследственные споры, каковы причины их появления, какие последствия? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, так как в основе их возникновения всегда лежит человеческий фактор. Это может быть халатное отношение к своему капиталу. Кто-то считает, что обсуждать темы, касающиеся наследства, неприлично. Многие будущие наследники до последнего не знают и не надеются получить наследство. Иногда престарелые родственники «играют» со своими потенциальными наследниками, обещая наследство то одному, то другому. При этом сами наследники надеются, что все решится само собой. Однако чаще всего такая позиция приводит к конфликтам, когда каждый считает себя наиболее достойным получить наследство. Когда же вопреки ожиданиям наследство получает другой, более удачливый наследник, начинаются обиды и попытки доказать свою правоту в судебном порядке.

В связи с этим, по моему мнению, нужно правильно распорядиться своим капиталом еще при жизни: написать завещание, объявить свою волю и тем самым предотвратить возможное возникновение конфликтов зачастую между близкими родственниками, разрушающих все семейные ценности.

Комментарии к статье «Как оспорить завещание на квартиру или загородную недвижимость»

Марина Иванова

юрисконсульт, руководитель юридического департамента ORDO Realty

Завещание — это письменный документ, представляющий собой одностороннюю сделку, совершив которую гражданин реализует свое право на распоряжение имуществом после смерти. Оспорить завещание возможно только после фиксирования факта смерти и последующего открытия наследства. Недействительным может быть как завещание в целом, так и отдельные его завещательные распоряжения. Недействительность таких распоряжений не затрагивает остальной части завещания, если можно предположить, что она была бы включена в завещание и при отсутствии распоряжений, являющихся недействительными.

Несмотря на изложение в завещании последней воли умершего, многие наследники пытаются оспорить его волеизъявление по основаниям, перечисленным адвокатом Андреем Безрядовым, а именно: нарушение правил составления завещания, признание недееспособности завещателя, признание наследников недостойными, если имущество умершему не принадлежит. Наиболее распространенным в судебной практике основанием для оспаривания завещания является невменяемость завещателя в момент совершения завещания — факт, что наследодатель в момент совершения завещания хоть и не был признан недееспособным, но находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Завещание, совершенное при таких обстоятельствах, является оспоримым, то есть оно недействительно в силу признания его таковым судом. Следует отметить, что иск о признании завещания недействительным может быть подан любым заинтересованным лицом, чьи права нарушены в результате совершения завещания. То есть в данном случае такими лицами обычно выступают наследники по закону, которые бы наследовали имущество при отсутствии завещания.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Поэтому обязательным для данной категории дел является назначение посмертной судебно-психиатрической экспертизы с целью определения психического состояния наследодателя в момент совершения завещания. Однако не во всех случаях заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы может дать категоричный ответ о психическом состоянии наследодателя на момент совершения завещания. Поэтому доказывание тех фактов, что дееспособный наследодатель в момент совершения завещания находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, составляет чрезвычайную сложность.

Рассмотрим пример из судебной практики.

С. обратилась в суд с иском к Ш.А. о признании завещания и свидетельства о праве на наследство недействительными. В обоснование заявленных требований истец указала, что 04.04.2013 умерла ее мать Ш.Л., после ее смерти открылось наследство, состоящее из доли в праве собственности на квартиру и земельного участка с расположенным на нем жилым домом. Истец обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство. Однако в выдаче свидетельства истцу было отказано, т.к. наследником Ш.Л. является Ш.А. на основании завещания. Истец посчитал данное завещание недействительным, т.к. при жизни Ш.Л. страдала болезнью Паркинсона, в связи с чем не могла понимать значение своих действий и руководить ими. В связи с этим для проверки данных доводов судом была назначена и проведена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению комиссии экспертов, Ш.Л. обнаруживала деменцию в связи со смешанными заболеваниями. Степень интеллектуальных нарушений у Ш.Л. была выражена столь значительно, что лишала ее способности понимать значение своих действий и руководить ими при составлении и подписании завещания 03 июня 2011 года. Суд первой инстанции исходил из того, что в момент составления Ш.Л. завещания она не могла понимать значение своих действий, что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства при проведении посмертной судебно-психиатрической экспертизы. Судебная коллегия согласилась с данными выводами суда первой инстанции.

В апелляционной жалобе ответчик ссылался на то, что в материалы дела попали доказательства, полученные с нарушением закона и являющиеся подложным. Судебная коллегия пришла к выводу, что данные доводы ответчика являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Ответчик ссылался и на то, что психиатрическое освидетельствование основано на ложных сведениях С., а также, что с 2000 года Ш.Л. в быту себя не обслуживала, была дезориентирована в пространстве и времени, опровергаются показаниями допрошенных свидетелей и другими доказательствами по делу, которым суд не дал оценки. Вместе с тем указанные доводы не влекут отмену решения, т.к. допрошенные судом первой инстанции свидетели не являются специалистами в области психиатрии и не имеют соответствующего образования, в связи с чем их показания не могут служить доказательством того, что Ш.Л. в юридически значимый момент при составлении завещания могла понимать значение своих действий и руководить ими. Ответчик указал на то, что суд должен был назначить по делу повторную посмертную судебно-психиатрическую экспертизу.

Между тем указанные доводы не повлекли отмены решения суда, т.к. указанное заключение комиссии экспертов было предметом исследования суда первой инстанции, получило надлежащую правовую оценку, на основании которого суд пришел к выводу, что в момент составления оспариваемого завещания Ш.Л. не могла понимать значение своих действий и руководить ими. В итоге судебная коллегия Верховного Суда РФ определила: решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 22 июня 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика Ш.А. — без удовлетворения.

Как указывает в своей статье Андрей Безрядов, оспорить завещание на квартиру или загородную недвижимость можно также в случае, если имущество умершему не принадлежит. Интересным представляется ситуация, когда у завещателя отсутствует регистрация права собственности на недвижимое имущество, установленное решением суда.

Такой пример содержится в определении Верховного Суда РФ от 28.12.2004 № 18-В04-93. С. обратилась в суд с иском к К. о признании недействительным завещания от 6 октября 2000 года, признании действительным завещания от 23 апреля 1993 года, признании права собственности на квартиру, а также с иском о выселении Б., Б.В., Б.Л. без предоставления другого жилого помещения. В обоснование своих требований истица указала, что Г. 23 апреля 1993 года завещала ей все свое имущество. И затем 10 июня 1995 года Г. заключила с ней договор пожизненного содержания с иждивением, по которому передала ей в собственность квартиру. Однако, передав С. в собственность по указанному договору квартиру, Г. составляет 6 октября 2000 года завещание на эту же квартиру на имя К., распорядившись не принадлежащим ей имуществом. Решением районного суда г. Сочи Краснодарского края заявленные С. исковые требования удовлетворены. За С. по завещанию от 23 апреля 1993 года признано право собственности на квартиру; завещание от 6 октября 2000 года на имя К. признано недействительным.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 14 ноября 2002 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Определением президиума краевого суда вышеуказанные судебные постановления оставлены без изменения. В надзорной жалобе заявитель просил отменить вынесенные по делу судебные постановления. Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия Верховного Суда РФ нашла ее подлежащей удовлетворению.

Удовлетворяя заявленные исковые требования о признании недействительным завещания от 6 октября 2000 года, составленного Г. на имя К., суд исходил из того, что на момент составления данного завещания спорная квартира наследодателю не принадлежала, как и не принадлежала ей и на момент смерти, так как право собственности Г. на квартиру после вступления в законную силу решения суда о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением не было зарегистрировано. Суд кассационной инстанции согласился с таким выводом суда и указал на то, что Г., не являясь собственником спорной квартиры на 6 октября 2000 года, так как решение суда о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением еще не вступило в законную силу, составила завещание в пользу К., что признано судом нарушением закона.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции и кассационное определение, президиум Краснодарского краевого суда также исходил из того, что завещание Г. на имя К. не может быть признано действительным в отношении спорной квартиры, т.к. на момент открытия наследства квартира наследодателю не принадлежала. С такими выводами судебных инстанций судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась, т.к. решением районного суда договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный между Г. и С., расторгнут, квартира возвращена в собственность Г. В силу подп. 3 пункта 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности.

Согласно ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Копии вступивших в законную силу решений и определений судов в отношении прав на недвижимое имущество подлежат в трехдневный срок обязательному направлению судебными органами в учреждение юстиции по регистрации прав.

Из содержания приведенных норм применительно к настоящему делу можно сделать вывод, что на момент открытия наследства спорная квартира принадлежала на праве собственности Г. на основании вступившего в законную силу решения суда о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, в резолютивной части которого прямо указано, что квартира возвращается в собственность Г.

Отсутствие регистрации права собственности на недвижимое имущество, установленное решением суда, в учреждении юстиции по регистрации прав не лишает собственника права собственности на это имущество. Такое последствие законом не предусмотрено, не определен законом и срок регистрации права на недвижимое имущество, установленное решением суда. Поэтому спорная квартира на день смерти Г. принадлежала ей на праве собственности, и, значит, входила в состав наследственного имущества. Итогом данного судебного разбирательства явилось вынесение Судебной коллегией Верховного Суда РФ определения об отмене предыдущих решений и вынесении нового решения об отказе в иске С.

Еще одним из оснований оспаривания завещания на квартиру или загородную недвижимость является признание наследника недостойным. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» указано, что при разрешении вопросов о признании гражданина недостойным наследником и об отстранении его от наследования надлежит иметь в виду следующее:

а) указанные в абзаце первом пункта 1 статьи 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий;

б) вынесение решения суда о признании наследника недостойным в соответствии с абзацами первым и вторым пункта 1 статьи 1117 ГК РФ не требуется. В указанных в данном пункте случаях гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

Рассмотрим также такое основание для оспаривания завещания, как ошибки в документе и нарушение правил составления.

Оценку правильности составленного завещания дает суд, так как ГК РФ содержит только общее определение нарушений процесса и оформления. Они не являются основанием для признания документа недействительным, если их наличие не оказывает влияния на понимание воли и желания завещателя, изложенные в оспариваемом документе. Маловероятно, что, к примеру, орфографические ошибки могут вызвать ошибочное толкование волеизъявления, чего не скажешь про сомнения в подписи, которые могут послужить поводом к оспариванию завещания. Наличие подписи на завещании постороннего человека, призванного это сделать в связи с физическими недостатками завещателя (п. 3 ст. 1125), может подтолкнуть к оспариванию завещания.

Подписание завещания вместо завещателя рукоприкладчиком допускается исключительно в случаях, прямо предусмотренных ст. 1125 ГК РФ: физические недостатки завещателя, его тяжелая болезнь или неграмотность.

Как видно из судебной практики (апелляционное определение Московского городского суда от 12.11.2015 по делу № 33-41792/2015), тяжелая болезнь как основание для привлечения рукоприкладчика для подписания завещания поставлено в один ряд с физическим недостатком и неграмотностью, то есть с таким обстоятельством, при котором завещатель объективно лишен возможности поставить свою подпись. Признавая завещание недействительным, суд пояснил, что привлечение рукоприкладчика к подписанию завещания возможно только при наличии у завещателя тяжелой болезни, объективно исключающей возможность завещателя лично подписать завещание. Медицинские документы, представленные по делу, и другие материалы дела не содержали доказательств, свидетельствующих о том, что наследодатель страдал тяжелой болезнью, имел физические недостатки, препятствующие личному подписанию завещания. Завещание не содержало сведений о тяжелой болезни завещателя, в нем было указано лишь на наличие у наследодателя болезни.

Подводя итог, необходимо отметить, что, несмотря на то, что российское гражданское законодательство с уважением относится к волеизъявлению наследодателя, оспорить завещание на квартиру или загородную недвижимость все же возможно. Для этого необходимо знать ряд моментов: сделать это можно после смерти завещателя; оспаривать может только тот, чьи интересы и права значительно нарушаются; если завещание признается недействительным в силу его ничтожности, срок исковой давности по таким делам составляет 3 года. Если же завещание признается недействительным в силу его оспоримости, срок исковой давности составляет 1 год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания завещания недействительным.

Дмитрий Трелин, старший партнер Юридического партнерства VERDICTO

Когда наследники требуют отмены завещания в связи с признанием завещателя недееспособным, истцы, как правило, требуют проведения посмертной судебно-психиатрической экспертизы. При проведении такой экспертизы нужно учитывать ряд особенностей. Целью посмертной судебно-психиатрической экспертизы является установление хронических психических расстройств, слабоумия или иных болезненных состояний психики, которые бы лишали наследодателя способности понимать значение своих действий и руководить ими в момент составления завещания.

Поскольку подэкспертное лицо — завещатель — уже не может принимать участие в обследовании, для проведения экспертизы потребуются материалы, свидетельствующие о его психическом состоянии в период составления завещания: видеоматериалы, письма, медицинская карта больного, протоколы допроса свидетелей по гражданскому делу. Сбор таких документов — трудоемкая и ответственная задача. Достоверность материалов, предоставляемых экспертам, не должна вызывать сомнений. Если материалы, предоставляемые эксперту в качестве объектов исследования, будут признаны недостоверными, выводы эксперта также будут признаны необоснованными.

Пример из практики (определение Верховного Суда РФ от 12.05.2015 № 46-КГ15-5). При оформлении наследственных прав Х. стало известно, что его братом было составлено завещание, которым принадлежащее ему имущество он завещал постороннему человеку — ответчику. В своем исковом заявлении Х. просил признать завещание недействительным, ссылаясь на то, что наследодатель не мог в момент его составления понимать значения совершаемых действий.

Судом первой инстанции была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Заключение комиссии экспертов от 8 мая 2014 г. было основано на доказательствах, достоверность которых не нашла своего подтверждения при разрешении дела. Представленная по запросу суда история болезни наследодателя из ГКУЗ «Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница» была признана не достоверным доказательством наличия у завещателя психических расстройств. Такой вывод был сделан, поскольку имеющиеся в ней согласия на лечение подписаны не наследодателем, а другим лицом с подражанием его подлинной подписи.

В связи с этим, по мнению судебной коллегии, факт обращения наследодателя и оказания ему какой-либо медицинской помощи в указанном медицинском учреждении не может быть признан достоверно установленным, а также не могут быть признаны достоверными показания врачей, причастных к составлению названной истории болезни.

Автор статьи пишет про «недостойных» наследников и уточняет, что в данном случае понятие не моральное, а сугубо юридическое. Отстранение недостойных наследников от наследования по завещанию, как правило, связано с неисполнением такими лицами своих алиментных обязательств. Факт злостного уклонения недостойного наследника от исполнения таких обязательств может подтверждаться вступившим в законную силу приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей. Однако, если такого приговора нет, это не означает, что недостойного наследника нельзя отстранить от наследования.

Пример из практики. Совершеннолетний С. страдал неизлечимым заболеванием и написал завещание на свою мать. Отец С. — П. ушел из семьи, когда С. было 11 лет и не исполнял свои обязанности по его содержанию. Решение суда о взыскании с П. алиментов им не исполнялось. Мать С. неоднократно обращалась к приставам, которые обращали взыскание на имущество П. При этом П. предпринимал намеренные попытки скрыть имущество, что подтверждено вступившими в законную силу решениями судов по гражданским искам. Тем не менее к уголовной ответственности за злостное уклонение от исполнения алиментных обязательств П. не привлекался.

В 2015 году С. умер. П. обратился в суд с иском об отмене завещания. Свои требования он мотивировал тем, что С. подписывал завещание, находясь в последней стадии рака, испытывал острые боли и находился под влиянием наркотических обезболивающих, не мог понимать значения совершаемых действий. Мать С. — Е. обратилась со встречным иском к П. о признании его недостойным наследником и об отстранении П. от наследования.

Решением Дмитровского городского суда Московской области исковые требования Е. были удовлетворены в полном объеме. П. был отстранен от наследования. В свою очередь П. также было отказано в удовлетворении его первоначального требования, т.к. суд, посчитав его недостойным наследником, указал на отсутствие у П. права требовать признания завещания недействительным.

Однако нужно также понимать, что не всякое поведение наследника может повлечь за собой его признание недостойным. Особенно это касается случаев, когда наследники не исполняют своих обязанностей по уходу за престарелыми родителями.

Пример из практики (апелляционное определение Московского городского суда от 02.03.2016 по делу № 33-7614/2016): Б.М. обратилась в суд с исковым заявлением к Б.О. об отстранении от наследования недостойного наследника, ссылаясь на то, что наследодатель умер в 2014 году. До этого он длительное время болел, в период с января 2014 года по июнь 2014 года находился в беспомощном состоянии, нуждался в постоянном уходе по месту фактического проживания и при нахождении в стационарных медицинских учреждениях. Как указал Б.М., ответчик Б.О. злостно уклонялась от выполнения лежавших на ней в силу закона обязанностей «по достойному содержанию наследодателя Б.Г.», не принимала участие в совместных действиях родных и близких умершего наследодателя Б.Г. в части ухода, организации достойных похорон и поминок. Рассмотрев иск Б.М. о признании Б.О. недостойным наследником, Черемушкинский районный суд г. Москвы 30 июня 2015 года отказал в удовлетворении исковых требований. В своем решении суд указал, что обстоятельства, указанные Б.М. в качестве оснований для отстранения Б.О. от наследования, таковыми в соответствии со ст. 1117 ГК РФ не являются.

Иван Хапалин, адвокат, адвокатская палата города Москвы

В целом статью Андрея Безрядова «Как оспорить завещание на квартиру или загородную недвижимость» можно назвать полезной. Однако нельзя не упомянуть про вопросы, возникающие по поводу отсутствия систематичности и последовательности изложения материала, а также целостности материала с юридической точки зрения. Каждый квалифицированный и компетентный юрист знает, что начинать лучше с понятийного аппарата — с разбора терминов, разделения дефиниций, то есть своеобразного установления «правил игры» в данной тематике. В этом же материале автор упоминает множество юридических понятий, без раскрытия которых тема не может быть целостной. А человек, применяющий на практике алгоритм и материальную сторону вопроса, описанные автором, окажется в сложной ситуации: понадобится дополнительно выяснить множество юридических моментов. Прежде всего это замечание касается «аннулирования завещания». При этом в начале статьи говорится именно об этом предположительном действии, в конце же появляются оспаривание завещания (как это и сформулировано в названии материала), а также его недействительность. Действующее законодательство Российской Федерации не содержит такого термина как «аннулирование завещания». А что касается оспаривания этой специфичной односторонней сделки, то здесь отнюдь не лишним было бы упоминание о необходимости разделять ничтожное завещание и оспоримое. На практике жизненно важно понимать: когда за оспариванием документа необходимо обращаться в суд, а когда это возможно в силу закона, и дополнительное обращение в суд не требуется. И, конечно, в этом случае необходимо описать алгоритм действия заинтересованного лица в случае с ничтожным завещанием. Безусловно, «аннулирование завещания» упоминается в контексте одного из оснований признания сделки недействительной (нарушения правил составления завещания), однако это может внести значительную долю неопределенности в умы читателей. Кроме того, начинать материал с рассмотрения в отдельности оснований для признания завещания недействительным также некорректно, потому что без изложения хотя бы элементарной базы, «основы основ», трудно составить полезный и понятный материал.

Как принято считать, фундаментальные правила и внимание к дефинициям свойственно для юристов-теоретиков, для людей, посвятивших себя служению науке. Не согласившись с подобной оценкой, одновременно перейдем к следующему пункту. С юридической (а возможно, семантической) точки зрения, материал содержит в себе несколько важных неточностей и упущений. Во-первых, нет упоминаний о том, что завещание может быть признано недействительным в целом или же в части. Есть лишь косвенные отметки об этом, как в случае с исключением из наследственной массы имущества, которое не принадлежит завещателю. Однако это также вызывает много вопросов — что делать, если оспаривается лишь часть завещания, в каких случаях такое возможно, если ли отличия между оспариванием документа полностью и в части. Во-вторых, нет упоминания о важном ограничителе — праве на обязательную долю в наследстве. Несмотря на безусловную важность завещания как документа, выражающего волю завещателя, нельзя забывать про наследников, чьи права охраняются особо. В-третьих, не до конца прояснена ситуация с недостойными наследниками. Например, изменит ли что-то составление завещателем новой редакции своего завещания (после потери доверия к недостойному наследнику), в котором этот наследник все равно будет указан? В-четвертых, практически ничего не сказано о специфике оспаривания завещания, в котором в наследственной массе присутствуют квартира или загородная недвижимость — а ведь нюансов здесь множество, не лишним было бы очертить минимальный круг вопросов, которые неизбежно встанут перед наследником в случае с объектами жилой недвижимости (споры о межевании земли, объекты незавершенного строительства или приватизация муниципальной квартиры). Необходимо отметить и то, что в крайне упрощенно описанном порядке действий по оспариванию завещания в суде допущены неточности. Первая: если определено, что завещание — односторонняя сделка завещателя, то кто выступает ответчиками по иску и, соответственно, как определить их место жительства? Вторая: все же не обязательно оспаривание завещания в части наследования именно квартиры — это может быть любой другой объект недвижимого имущества.

Также стоит отметить не до конца исполненную юристом функцию прогнозирования и предупреждения граждан. Речь, прежде всего, о проставлении подписей нескольких завещателей как основания для признания завещания недействительным. Стоит напомнить, что Государственная Дума в конце работы предыдущего созыва (7 июня 2016 года) приняла в первом чтении законопроект о внесении существенных изменений в третью часть Гражданского кодекса Российской Федерации. Среди ключевых нововведений, которые планируются законодателями, наряду с наследственным фондом и наследственным договором нельзя не упомянуть и введение в российскую практику совместного завещания супругов. С восстановлением работы Государственной Думы можно ожидать скоро продвижения законопроекта.

В настоящее время всё больше возрастает число исков на аннулирование завещания. Особенно, если дело касается крупного, материально значимого объекта недвижимости, автомобиля, ценных бумаг. Для подачи такого искового заявления должны быть веские доказательства, способные изменить порядок наследования, либо вовсе его аннулировать. Современные завещатели скрупулёзно подходят к составлению завещания: нанимают юристов, предварительно консультируются с ними, редко нарушают правила составления завещания. Однако ошибки всё же случаются. На первом месте подобных ошибок стоит невнимательность завещателя и нотариуса, например, не указана дата завещания. Подобная халатность зачастую служит поводом для аннулирования завещания. Часто родственники, не довольные тем, что какое-либо имущество досталось по завещанию не им, ссылаются на ошибки в тексте.

Примеры из практики. Храпов В.Н. подал исковое заявление на аннулирование завещания своего отца — Храпова Н.Е., поскольку дом достался не ему, единственному наследнику, а новой жене отца. Храпов В.Н. указал на «ошибки» в тексте завещания такие: «Все мое имущество, какое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, я завещаю Павловой Ольге Викторовне…». Храпов утверждал, что вместо слова «имущество» должно было быть «строение», «дом», «домовладение». Исковое заявление было возвращено заявителю без удовлетворения, поскольку судья признал ошибку не существенной, не влияющей на смысл последней воли Храпова Н. Е.

Признание недееспособности на практике возможно лишь при наличии психического заболевания завещателя при его жизни, подтвержденного документально. Иванов Н.В. подал исковое заявление на аннулирование завещания своей родной сестры Степановой Н.П., которая завещала четырехкомнатную квартиру в Москве своей сиделке, Яковлевой М.И. Иванов Н.В. утверждал, что его сестра, Степанова Н.П., была не здорова на момент оформления завещания: якобы страдала алкоголизмом и написала завещание в состоянии алкогольного опьянения. Существенных доказательств алкогольной зависимости сестры Иванов Н.В. предоставить не смог. Свидетельские показания соседей не убедили суд в достоверности информации. Суд оставил исковое заявление об аннулировании завещания без удовлетворения.

PS. Имена в приведенных судебных примерах изменены и любые совпадения случайны.

Дмитрий Щеглов, адвокат

Завещание — это волеизъявление наследодателя по распоряжению своим наследством либо в части, либо полностью. Волеизъявление, которое выражено в письменном виде и нотариально засвидетельствовано или засвидетельствовано иными уполномоченными лицами, приравненными к нотариусу в соответствии с законом. Завещание является односторонней сделкой, поэтому может быть оспорено по основаниям, предусмотренным законом, как и остальные сделки, которые являются двухсторонними и многосторонними. Наиболее часто встречающиеся споры в отношении наследственного имущества или в отношении завещаний, оформленных наследодателем, — споры по оспариванию завещаний по основаниям, предусмотренным законом. Например, составление завещания под влиянием заблуждения, либо обмана, составление завещания лицом, который на момент составления такого завещания не мог руководить своими действиями и не отдавал отчет своим действиям. Также встречается оспаривание завещаний по основаниям, когда наследодателя впоследствии после смерти признали недееспособным.

Такая категория споров крайне затруднительна в части сбора доказательств. При этом лицо, которое оспаривает завещание (как правило, является наследником), должно представить суду все необходимые доказательства в подтверждение своей правовой позиции. К примеру, если наследник оспаривает завещание по основаниям обмана наследодателя, то есть потерпевшего, такое лицо должно предоставить суду доказательства относительно того, что обман был совершен, относительно того, что потерпевший был подвергнут обману и в чем состоит этот обман. Обман может состоять в различных проявлениях. Как правило, обманом является то, что лицо, которое обманывает, либо намеренно искажает действительные обстоятельства, либо умалчивает о действительных обстоятельствах. Оспаривая сделку по данному основанию, необходимо доказать, в чем состоит обман потерпевшего, как этот обман выражается, и какие именно обстоятельства не соответствуют действительности, либо указать, на какие обстоятельства обманувшее лицо намеренно не ссылалось при составлении завещания, то есть лицо не раскрыло своих истинных намерений по поводу совершаемой сделки. А в данном случае, если это завещание, односторонняя сделка, то, скорее всего, такой сделке будет предшествовать некое уверение или заверение потерпевшего в неких обстоятельствах, в связи с которыми потерпевший (наследодатель) составляет завещание. Если завещание было составлено под влиянием заблуждения, заинтересованное лицо, обращаясь в суд с иском об оспаривании данного завещания по таким основаниям, как введение в заблуждение, также должно предоставить доказательства в подтверждение того, что наследодатель при оформлении завещания заблуждался или был введен в заблуждение. Заблуждение может выражаться в таких элементах, как заблуждение относительно предмета сделки или правовой природы сделки, либо сторон сделки. В любом случае, чтобы признать данную сделку недействительной по основаниям введения в заблуждение, необходимо, конечно, предоставить большое количество доказательств в подтверждение своей правовой позиции.

Наиболее встречающимся иском об оспаривании завещания является спор, когда заинтересованное лицо, которым, как правило, является наследник, ссылается на то, что наследодатель при составлении завещания не отдавал отчет своим действиям и не мог руководить ими. Это бывает, когда наследодатель при составлении завещания находился в глубокой, продолжительной и тяжелой болезни, либо когда находился в состоянии хронического алкоголизма. Как правило, наследники, выходя с таким иском, тоже должны предоставить доказательства в подтверждение своей правовой позиции. И поскольку оспаривается сделка уже умершего, наследники ходатайствуют о проведении экспертизы.

Сложность оспаривания завещания по основаниям того, что при составлении завещания наследодатель не отдавал отчет в своих действиях и не мог руководить ими, вызвана тем, что, как правило, такие наследодатели к моменту спора или к моменту обращения в суд с соответствующим иском об оспаривании завещания уже умерли, поэтому наследникам сложно предоставить доказательства в подтверждение своей правовой позиции. Суды назначают посмертную психолого-психиатрическую экспертизу и ставят перед экспертом вопросы следующего содержания: обладал ли наследодатель в момент совершения спорной сделки, то есть составления завещания, должной дееспособностью? Отдавал ли он отчет своим действиям и мог ли руководить своими действиями?

В случае если наследодатель жив, и при этом есть обоснованные сомнения в том, что он действительно на момент совершения завещания действительно не отдавал отчет своим действиям и не мог руководить ими, то судом назначается экспертиза в отношении живого человека. Повторюсь, что такие споры возникают, как правило, после смерти наследодателя, когда наследники начинают делить имущество, находятся наследники, недовольные завещанием, недовольные теми обстоятельствами, которые возникли после смерти наследодателя, тем имуществом, которое они получают в ходе принятия наследства.

Безусловно, по таким спорам заявителями являются такие наследники, которые остались недовольны результатами определения долей в наследственной массе с учетом того, что есть завещание, которое, по их мнению, обделяет их в части принадлежащего им заслуженно наследственного имущества. Доказательствами, которые нужно будет предоставить лицам в подтверждение своей правовой позиции по иску об оспаривании завещания, являются не только документы медицинского характера, которые были составлены при жизни наследодателя, но и посмертная судебная психолого-психиатрическая или психологическая экспертиза. И, конечно, результаты разрешения такого спора в 99% случаев зависят от проведенного исследования. Если эксперты смогут установить, что в момент составления завещания наследодатель не мог руководить своими действиями и не отдавал в них отчета, то такое завещание будет признано судом недействительным.

Усложняется процедура доказывания ещё тем, что завещание составляется в нотариальном виде, нотариусом. Конечно, бывают случаи, когда нотариус не присутствует при оформлении завещания, и завещание оформляется главврачом больницы или же его заместителем. Или же в иных экстремальных ситуациях возможно удостоверение завещания иными уполномоченными лицами. Как правило, завещание оформляется нотариусом, и оспорить такую сделку крайне проблематично, поскольку у нас из закона следует, что нотариус должен убедиться, что наследодатель обладает необходимой дееспособностью для совершения такой сделки, что он адекватен, что он отдает отчет своим действиям, имеет возможность и может руководить ими. Поэтому такая сделка, как завещание, оформленное у нотариуса, крайне тяжело поддается оспариванию. И очень тяжело доказать в суде то, что наследодатель был в таком состоянии, в котором не мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.